Урнов Д. М. Дефо Явление призрака

Урнов Д. М. Дефо
Явление призрака.

атеистическим свободомыслием, вовсе отрицавшим бога или оставлявшим за ним место "первопричины", которая может уже и не учитываться при рассмотрении законов природы. По сравнению с крайними материалистами, какие тогда тоже были, сам Ньютон не является полным атеистом, как не являлись таковыми ни Гоббс, ни Локк, ни их прямые ученики, но для Дефо все "гоббисты" "сверху", распространявшееся в привилегированной среде, которой Дефо не доверял, которой он страшился. В общем плане ситуация разобрана Энгельсом: "новая- форма материализма оставалась аристократическим- учением, и поэтому оно было ненавистно среднему классу, являясь в глазах этого класса и еретическим, и направленным против его интересов".[26] Вот, например, Болингброк "-новое учение не только приводило в ужас благочестивый средний класс, "для избранных" тот, кого друг Болингброка, доктор Свифт, презрительно обозвал "безграмотным"? Со своей стороны, Дефо назвал Свифта "циником". Для Дефо свободомыслие духовно-сословной верхушки было в первую очередь проявлением своекорыстия, своеволия, заботой исключительно о своих интересах, которые не должны быть ущемлены никакими, так сказать, "предрассудками". "Пусть их погрязают во мраке невежества, а мы прежде всего не будем связывать себе руки ничем, в том числе и bdquo;волей господа бога", "дублинского декана" можно заставить замолчать только силой целой армии: за него встанет вся Ирландия. Свифт выступал в защиту народа, но есть одно существенное различие между ним и Дефо. Автор "Прошения бедняка" говорил прямо голосом народа. А слова о Свифте, целой армии и Ирландии жизнью повседневных человеческих забот. "Наставление виноторговцам" написано тем же пером, каким в "Истории дьявола" дан следующий портрет: "Ной, усердный трудолюбивый человек, высадившись со всем своим семейством в богатых тучных долинах Армении или там где хотите, у гор Кавказа или возле Арарата, тут же приступил к делу, занявшись обработкой земли, выращиванием скота, сеянием хлебов, среди прочего и посадкой плодоносных деревьев. В том числе посадил он и виноград, из гроздьев которого стал, без сомнения, делать вино, какое, кстати, и до сих пор в тех краях делается, исключительное по качеству вино, насыщенное, сладкое, крепкое и на вкус приятное. Не могу пространно спорить с теми из критиков, которые все совершившееся в дальнейшем относят целиком за счет того, будто Ной не знал действия вина-"

Нет, со своей стороны, Дефо уверен, что наш праотец прекрасно разбирался в винах, но вмешался дьявол и- Дальше уж и мы не будем входить в сложные полемические вопросы библейской истории.

Эти книги Дефо интересны еще и автобиографически. Всю жизнь сопровождала его некая повседневная, бытовая демонология, коллекционировал он совпадения, казавшиеся ему знаменательными дни, даты и ситуации. Робинзон, например, удивляется, что родился на свет и был выброшен бурей на берег он в один и тот же день, 30 сентября "врага" приписывали одной только игре фантазии, расстроенной возрастом и болезнями. Кроме того, свое пристрастие к таинственности Дефо еще и подчеркнул, сделавшись на склоне лет членом местной масонской ложи прямо там, в Ньюингтоне. "Собирались они в таверне bdquo;Трех корон", Джайлса.) роль на закате жизни. Во всяком случае, биографы этого не упустили из виду, и некоторое время даже считалось, что Брук и Брукс "Дефо снял комнату в бедном густонаселенном районе, где он когда-то родился- Приход святого Джайлса представлял собой мешанину из узких, кривых улочек, тупиков, внутренних дворов, в которых спрятаться было надежнее, чем в африканских джунглях", то Джон. Р. Мур, сверившись с городскими документами, в биографии Дефо 1958 года пишет: "Канатная аллея была довольно широкой, на ней располагались дома с садами, хорошо построенные и заселенные приличной публикой". Ныне биографы думают: последние свои дни Дефо провел не в бедности, а в заброшенности. Но не в безделье. Он тогда писал сочинение, полный титул которого вполне говорит сам за себя: "Эффективная схема по немедленному предотвращению уличного грабежа и пресечению прочих ночных беспорядков. С краткой историей ночлежных домов, с прибавлением сведений о тех исчадиях ада, что зовутся наводчиками. Смиренно посвящается достопочтенному лорд-мэру города Лондона. Цена один шиллинг". Но опубликована эта схема не вполне эффективно, уже после кончины ее создателя.) на семьдесят втором году жизни. Знаем из того же источника, как он умирал. Указано , это не столько диагноз, сколько симптомы болезни. Полагают, что по тем временам "летаргией" называли полную изношенность организма. Значит, без сознания. Умирал в забытьи.

Похоронили его на местном кладбище у Конопляного холма, там, где нашли покой и его литературные предшественники, прежде всего


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: