• Учителю > Пэт Роджерс. Генри Филдинг. Биография Глава III. Политика и пьесы (1734-1737) – Раздел 3

    Пэт Роджерс. Генри Филдинг. Биография Глава III. Политика и пьесы (1734-1737) – Раздел 3

    Чрезвычайно трудно представить себе, как ухаживали и женились в XVIII веке: откровенный во многих отношениях, этот век скрытничает, когда речь заходит о супружестве. Приближаясь к институту брака, даже повесы и завсегдатаи борделей запасаются вывеской "Не беспокоить". Известно, что Филдинг посвятил немало стихов солсберийской красавице Селии, и поскольку он опубликовал их при жизни жены в "Собрании разных сочинений", невероятно, чтобы их вдохновительницей могла быть какая-нибудь другая уилтширская девушка. Стихи представляют собой образцовый любовный бред и как ученические опусы вполне простительны, если вдруг забыть, какие пьесы писал он в это время. Неизвестно, когда молодые люди впервые встретились, - может, когда Генри шел двадцать первый год, может, раньше.

    Считается, что с Шарлотты списаны Софья в "Томе Джонсе" (книга IV, глава 2) - и Филдинг оговаривает их сходство - и героиня "Амелии", где он не называет прототипа. Шарлотта была, таким образом, брюнеткой, с лицом правильного овала и точеным подбородком, и росту чуть выше среднего (около пяти футов и пяти дюймов {То есть около 165 см.}). До свидетельству леди Луизы Стюарт, внучки леди Мэри Уортли Монтегю, несчастье с носом Амелии - это незадача самой Шарлотты: перевернулся экипаж, и она сломала себе переносицу. Генри женился на ней не по расчету, хотя вполне мог задумываться о выгодном браке, имея представительную внешность, мечтая об успехе в жизни и, главное, обладая редким даром обзаводиться друзьями и вообще верховодить людьми. Шарлотта располагала скромным состоянием, поскольку отец давно умер, а мать не вышла второй раз замуж. Артур Мерфи оценивает приданое в 1500 фунтов, и нет оснований не доверять ему.

    По неизвестным причинам венчание состоялось в тридцати милях от Солсбери, в Чалкуме близ Бата. Еще более странно то, что в метрической книге Филдинг записан постоянно проживающим в приходе Сент-Джеймс в Бате (как, впрочем, и невеста) . В последующие годы Бат займет немаловажное место в его жизни, но непонятно, почему его приплели тогда, 28-го ноября 1734 года*. Биографы предлагали самые разные объяснения. Нет удовлетворительной версии и у меня.

    Высоко, в пятистах футах над уровнем моря примостилась в Лансдаунских горах церковь святой Марии. Это маленькая норманская церквушка, снизу даже не видно ее колокольни в западном крыле. От церкви открывается великолепный вид на юг. Опрятный церковный дворик оживляют цветущая вишня и слива; между церковью и отрогом горы втиснулась густая рощица. Даже в наши дни это очень укромный уголок, а в ту пору - идеальное место для тайного брака. Не обнаружено никаких подтверждений тому, что жениха и невесту принудило бежать несогласие на брак миссис Крэдок, однако обстоятельства дела в высшей степени подозрительны. К тому же свадьба уводом вполне в духе неосновательных Филдингов. К счастью, в жилах Генри бежала смешанная кровь, и выбор он сделал благоразумный - это был счастливый союз. Насколько известно, в Чалкуме супруги Филдинги больше не объявлялись. В 1768 году здесь была похоронена Сара Филдинг, о чем извещает мраморная доска на западном фасаде церкви.

    Вчерашняя провинциалка, королева бальных залов Нью-Сарэма, Шарлотта стала женой столичного джентльмена, который жил на широкую ногу, много пил, имел ненадежную профессию и совсем не располагал средствами, чтобы вести образ жизни, какой ему хотелось. Другая новобрачная ударилась бы в слезы и запросилась домой. Но Шарлотта, насколько можно судить, была смелой женщиной. Она обеспечила мужу покой, какого он не знал даже в детстве, терзаемый семейными раздорами. У него был беспечный характер, и переносить его привычки было очень нелегко: он не был литератором эдвардианского склада, ведущим ровное и благонамеренное существование, - он был штатный драматург и жил в вечной запарке*. Может, он жалел, что не стал ученым. Страшная мысль: живи он в наше время, он мог стать ученым.

    Поначалу молодожены снимали квартиру неподалеку от Стрэнда, на Букингем-стрит; возможно, их хозяином был родственник Шарлотты. Улица идет на юг, к реке; она пересекает квартал Йорк-хаус, оставив в стороне будущий район Адельфи*. В конце XVII столетия ее застроил известный биржевик Николас Барбон {Барбон тоже был студентом Лейденского университета, но в отличие от Филдинга закончил медицинский факультет и получил ученую степень. - Прим. авт.}; до сегодняшнего дня остаются лондонской достопримечательностью высокие, узкие фасады домов, протянувшиеся по обе ее стороны. В квартале, где улица вливается в Стрэнд, сначала жил великий картограф Джон Рок, потом открыл свою лавку игрушек ученик Уильяма Дерда, чье имя частенько возникает на страницах Филдинга. Сам же Дерд обретался неподалеку, на Стрэнде, а его дочь держала торговлю на Кокспер-стрит, бок о бок с обоими хеймаркетскими театрами. Это был процветающий район, почти в каждом четырехэтажном владении внизу была лавка. За два года до переезда сюда Филдингов псаломщик церкви святого Мартина-на-полях составил епархиальный отчет. Он упомянул многие "примечательные места и строения" в приходе, начав с Уайтхолла и кончив Французской часовней; отметил театры - "в западной части Хеймаркета" (это Оперный театр) и на Друри-Лейн, однако Маленького театра он не назвал.

    Пока Шарлотта обживалась в новой обстановке, Филдинг сел за работу. В первую неделю 1735 года в "Друри-Лейн" состоялась премьера нового фарса (по существу, это балладная опера): "Урок отцу". На сцене веселая неразбериха - такой, по традиции, представляется нам жизнь в георгианской Англии; выразительны и легко узнаются "характеры". Главная героиня - провинциалочка Люси, эту роль, разумеется, сыграла Китти Клайв. Отец навязывает ей выгодные партии, а она предпочитает лакея. Скоро был напечатан текст с нотами (в пьесе не меньше двадцати песен), потом было много переизданий. Это далеко не самая известная пьеса Филдинга, да она и не претендует ни на что особенное, однако по числу представлений в XVIII веке "Урок отцу" не уступит и его самым прославленным работам. Пьеса невелика, удобна для сдвоенной программы; ее часто давали под другим названием: "Дочка без притворства".

    Вскоре, 10 февраля, в "Друри-Лейн" состоялась премьера другой пьесы Филдинга - "Всеобщий любезник". Он снова попытал счастья в "полноценной", пятиактной комедии - и издатель щедрее расплатится за большую работу, и гонорары со спектаклей будут посолиднее. Главное же, ему отчаянно хотелось заявить о себе как о серьезном комедиографе; неудача с "Современным мужем" только укрепила его решение. И снова ему не повезло. "Всеобщий любезник" был принят беспрецедентно плохо и после трех представлений снят. В предисловии к изданию пьесы автор сетовал, что-де публика шла в театр с предубеждением; однако опытный рецензент Аарон Хилл в недавно основанном театральном журнале опроверг это мнение. На первом представлении, пишет Хилл, публика "спокойно высидела" почти до конца третьего действия, "надеясь, что пьеса выправится, но она делалась все хуже и хуже, и наконец их терпение лопнуло". Нетрудно представить, какой это был удар по самолюбию Филдинга. Мало того, что в спектакле был занят прославившийся в роли Фальстафа знаменитый Джеймс Куин, о чьем возвращении в "Друри-Лейн" раструбили все газеты, - стыдно было и перед женой, которую хотелось порадовать, которую, наконец, надо было кормить. Раздраженные оговорки в предисловии свидетельствуют о его растущем разочаровании театром и публикой. Его реакцию легко понять: "Всеобщий любезник" не такая уж плохая комедия. Раньше его забавляли вкусы публики. Теперь же, в свои двадцать семь лет, он вдруг почувствовал неизбывную скуку.

    : ровно один шиллинг завещался Кэтрин, а все остальное состояние отходило в пользу "возлюбленной дочери Шарлотты Филдинг, жены Генри Филдинга из Ист-Стоура". Шарлотта же объявлялась единственной душеприказчицей. О размере наследства трудно судить, Мерфи называет 1500 фунтов, и едва ли цифра могла быть больше. Также неизвестно, чем прогневила свою мать Кэтрин.

    Биографы пытались объяснить завещание ссылками на злобные происки старшей сестры Амелии в последнем романе Филдинга, но это все бездоказательные рассуждения. Больше того: столь милостивое отношение к Шарлотте никак не согласуется с версией о тайном браке, будто бы заключенном против воли миссис Крэдок. Ясно здесь только одно: Филдинги смогли поправить свои денежные дела - упомянутых, например, в завещании "столового серебра и драгоценностей" должно было хватить на то, чтобы раздать мелкие долги. Доходы самого Генри по-прежнему были скромны. Семейное состояние было заморожено, над ним сохранялась опека до совершеннолетия самого младшего из детей, Эдмунда, то есть вплоть до 1737 года, когда Генри, старшему из. шестерых, исполнится уже тридцать. Рента из Ист-Стоура была незначительной, а после раздела на шесть частей от нее вообще оставалось одно название, и свою годовую долю наследства Генри спускал за четыре веселые вечеринки. При этом он считался хозяином Ист-Стоура и, свободный летом от театра, регулярно наезжал в имение. Теперь явилась возможность бывать здесь подольше. Всего Филдинги прожили в Дорсете не меньше полугода. Позднее этот период жизни писателя оброс легендами.) Мерфи, "своего рода фамильная гордыня", и он потянулся "соперничать в роскоши" с соседними сквайрами. При своих скромных средствах он обзавелся "целой свитой слуг в шитых золотом ливреях". Трагический финал достоин резца Хогарта: "Главными его радостями были общество и застольное веселье, двери его дома были гостеприимно распахнуты, и меньше чем в три года развлечения, борзые и лошади совершенно поглотили его небольшое наследство, которое при экономном обращении могло обеспечить ему независимость до конца дней". Рассказ Мерфи грешит неточностями. Похоже, к указанному времени он относит смерть матери Филдинга, а это случилось, когда Генри было десять лет. Далее, супруги никак не могли безвыездно провести в Ист-Стоуре все три года: мы то и дело обнаруживаем Филдинга в Лондоне, и, стало быть, сорить деньгами ему полагалось в столице. Однако легенда удержалась: стол, приобретенный сомерсетским археологическим обществом для музея в Тонтон-Касл, якобы сохранился от обстановки на ферме Ист-Стоур, где "он (то есть Филдинг) за три года просадил на борзых все свое состояние". Путеводители по Дорсетширу регулярно напоминают об этом расточительстве на лоне природы.

    Вы прочитали материал на тему: Пэт Роджерс. Генри Филдинг. Биография Глава III. Политика и пьесы (1734-1737) – Раздел 3. Автор Конспект


    января 7, 2017 Опубликовано: Учителю




    Предыдущее из этой категории:

    Следующее из этой рубрики:



!
Аттестация, обобщение опыта учителя. Здесь вы найдёте конспекты уроков, разработки мероприятий, нормативные документы.
© 2012-2020. Сайт создан для учителей, обсуждаются вопросы педагогики, преподавания, работы в школе.