• Сценарии > История всемирной литературы. 18 век. Елистратова А. А. Просветительский роман – Раздел 3

    История всемирной литературы. 18 век. Елистратова А. А. Просветительский роман – Раздел 3

    Романы Ричардсона - и в особенности "Кларисса" - оставили глубокий след в истории литературы европейского Просвещения. Дидро в "Похвале Ричардсону" (1761) превозносил английского писателя как непревзойденного мастера правдивого изображения страстей. Сам Ричардсон не был сентименталистом. Но будущие шедевры сентименталистской прозы - "Новая Элоиза" Руссо, "Страдания юного Вертера" Гете - и по содержанию, и по бурно-эмоциональной, субъективно-лирической форме повествования были, хотя и в отдаленной степени, подготовлены Ричардсоном. Популярность Ричардсона в XVIII в. в европейских странах была огромна.

    В XIX в. положение изменилось. У Ричардсона были и в эту пору свои ценители: иронический Мюссе считал "Клариссу" лучшим из романов; Бальзак в предисловии к "Человеческой Комедии" назвал Клариссу Гарлоу "прекрасным образцом страстной добродетели". Но к этому времени новаторство Ричардсона было уже пройденным этапом. Психологизм "Клариссы", основанный на выяснении драматической борьбы противоречивых душевных движений и их сложной мотивировки, нередко ускользающей от сознания самих персонажей, теперь казался уже сам собой разумеющимся, стал общим достоянием реалистического искусства. Европейская литература XIX в. успела столь прочно и глубоко усвоить уроки своего учителя, что могла и посмеяться над его старомодностью. Отношение Пушкина к Ричардсону в этом смысле особенно характерно. "Барышня-крестьянка" выглядит шутливой пародией на "Памелу".)"Евгении Онегине" дает себя знать полемическое отталкивание от "Клариссы": "Читаю "Клариссу", мочи нет, какая скучная дура", - восклицал Пушкин в разгар работы над своим романом в стихах. "Ловласов обветшала слава // со славой красных каблуков // и величавых париков", - замечает он в четвертой главе романа. И все же, подсмеиваясь над "скучным" Ричардсоном, Пушкин не порывает с ним преемственной связи. Она не только проявляется подспудно в навыках аналитического исследования противоречивых душевных движений, в раскрытии драматического подтекста частной жизни. В образе Татьяны близость ее внутреннего мира к миру Клариссы и ее сестер по духу - Юлии Руссо, Дельфины де Сталь - проступает как важный поэтический мотив. Кларисса недаром названа первой среди тех иноземных героинь, в чьей истории эта девушка, "русская душою", "ищет и находит // Свой тайный жар, свои мечты...". Суд Татьяны над Онегиным отдаленно подготовлен судом Клариссы над Ловласом - первым в истории европейского романа актом утверждения независимости, свободы и равноправия женщины - не рабы, а хозяйки своего чувства.)-1754) выделяется не только как замечательный романист, но и как теоретик. Его взгляды на задачи и возможности просветительской повествовательной прозы (изложенные по преимуществу в предисловиях и "вводных главах") сыграли важнейшую роль в развитии эстетики реализма и представляют интерес и поныне. "Творец реалистического романа, удивительный знаток быта страны и крайне остроумный писатель" (А. М. Горький), Филдинг с первых шагов своего творчества примкнул к свифтовскому сатирико-реалистическому направлению в литературе английского Просвещения. В своей ранней поэме "Маскарад" он представил общество как гигантский маскарад, где царит всеобщее притворство. Срывать маски с низменных и своекорыстных страстей, показывая порок в неприкрытом виде, - такова задача, которую ставит перед собой молодой сатирик. Программа, намеченная здесь еще в довольно общей, классицистически-абстрактной форме, была осуществлена в зрелых произведениях Филдинга.

    Шедевром повествовательной сатиры Филдинга была "История жизни покойного мистера Джонатана Уайльда Великого". После "Путешествий Гулливера" в английской просветительской литературе не было создано ничего, что могло бы сравниться с этой повестью по широте, смелости и силе сатирического обобщения.

    "История... Джонатана Уайльда Великого" появилась в 1743 г. в трехтомном издании "Смешанных сочинений" Филдинга. Но есть основания предполагать, что она была написана значительно ранее. Филдинг, навсегда отлученный от театра законом 1737 г. о театральной цензуре, успешно использовал в "Джонатане Уайльде" свой опыт драматурга-сатирика - многие эпизоды этой сатиры написаны в диалогической форме, сценичны. Главная идея сатиры отчасти напоминает "Оперу нищих" Гея: мир темного уголовного дна, к которому принадлежит Джонатан Уайльд и его сообщники, оказывается вполне сопоставимым с миром правящих верхов. Но в отличие от балладной оперы Гея в сатире Филдинга нет места беспечному юмору и изящной шутливости. Здесь все окрашено мрачным колоритом, проникнуто негодованием и злостью.

    Выбор главного "героя" был особенно многозначителен. Реально существовавший, повешенный в 1725 г. Джонатан Уайльд нимало не походил на "благородного" разбойника. Возглавляя бандитскую шайку, он ухитрился в то же время содержать и контору по розыску похищенного имущества, а также служить платным сыщиком, выдавая властям членов собственной шайки. Это сочетание лицемерия и жестокости, предприимчивости и жадности с трусливым фарисейством позволило Филдингу сделать биографию Уайльда сатирическим прообразом "восхождения" других, более крупных по масштабу людей: государственных мужей, политиков, завоевателей. Филдинг сравнивает иные преступления своего "героя" с подвигами Цезаря или Александра Македонского, столь же хладнокровно истреблявших население целых провинций во имя собственного "величия". Но в подтексте повести особенно явственны полные актуальности намеки на правящие круги самой Англии, на систему внутрипарламентской борьбы партий, которая приравнивается к раздорам между головорезами из шайки Уайльда. Знаменитая глава "О шляпах" представляет типичное для сатирической манеры Филдинга развернутое иносказание: узнав о том, что его молодчики перессорились из-за различного фасона своих шляп - "сиречь принципов", Уайльд обратился к ним с увещеванием прекратить глупые пререкания, и если ссориться, то только для отвода глаз публики, а наилучшей из шляп считать ту, в которой сможет поместиться наибольшая добыча.) из народа, это выйти из политической игры и держаться подальше от Уайльда и им подобных "великих людей" - совет утопический и мало эффективный.

    В "Джонатане Уайльде" резко выразились противоречия английской просветительской общественной мысли. В образе Уайльда воплотились гениальные догадки Филдинга о природе буржуазной эксплуатации; в циничных рассуждениях своего "героя" о паразитических и производящих классах Филдинг высказал истины, значительно опередившие его эпоху. Вместе с тем писатель ищет свой положительный идеал в образе буржуа - доброго и богобоязненного ювелира Хартфри, который едва не погибает, став жертвой коварных махинаций Уайльда. Сентиментальные главы, посвященные смиренномудрому Хартфри и его домочадцам, составляют далеко не самую сильную сторону сатирической повести Филдинга, где, впрочем, они играют лишь вспомогательную роль. Зато насмешливый "панегирик" Уайльду, жизнеописание которого выдержано в этом свирепо-ироническом ключе, представляет собой победу просветительского демократического искусства.

    Следует особо отметить богатство красок этой просветительской сатиры, свободной непринужденностью изложения и многообразием своих граней напоминающей "Сказку о бочке" Свифта. Остроумная и злая пародия на льстивую придворную историографию (в связи с генеалогическим древом мошенников Уайльдов) перерастает в философические размышления о том, кто и как "делает" историю. Прямое гневное обличение угнетателей народа - завоевателей, захватчиков, коронованных поджигателей войн и прочих "великих людей", подобных Джонатану Уайльду, - перемежается необычайно емкими иронически-иносказательными эпизодами, своего рода сатирическими притчами (вроде уже отмеченной выше главы "О шляпах" или главы "О раздорах в Ньюгейте" и др.). Вместе с этим повесть полна колоритных и острых жанровых сцен из жизни уголовного лондонского "дна". По силе сатирического отрицания, обращенного не только против феодального угнетения во всех его формах, но и против буржуазного хищничества и фарисейства, "Джонатан Уайльд" выделяется в литературе XVIII в. и не имеет себе равных среди других произведений Филдинга.)- воплотить в живые образы положительный демократический идеал "человеческой природы" - выдвигается как центральная в романах, которые сам писатель называл "комическими эпопеями в прозе". Это "Приключения Джозефа Эндруса и его друга, мистера Абрагама Адамса" (1742) и "История Тома Джонса, найденыша" (1749).

    "Комические эпопеи в прозе" (как новый тип большого прозаического повествования) родились в пылу литературной полемики, включавшей в себя и глубокие этические проблемы времени.) целомудрием, что и его сестра, и ревниво (как библейский Иосиф, его тезка) блюдет свою мужскую честь от посягательств хозяйки, хорошенькой вдовушки леди Буби, близкой родственницы ричардсоновского мистера Б. (фамилия которого была весьма непочтительно расшифрована Филдингом как "болван" или "олух" - англ. Booby). Повторив на новый лад исходную ситуацию "Памелы", Филдинг сразу придал конфликту, который так патетически трактовался Ричардсоном, комический характер. Подшучивая над нашумевшим романом Ричардсона, Филдинг утверждал этим всерьез занимавшую его мысль о том, что истинное достоинство человека проявляется не в себялюбивой заботе о собственной нравственной непогрешимости, а в деятельном человеколюбии, в отзывчивости к судьбе других. Безупречная героиня Ричардсона появляется на страницах Филдинга как супруга мистера Буби - самодовольная ханжа, успевшая усвоить все предрассудки привилегированного сословия, до которого она "возвысилась" благодаря своему браку. Истинными героями у Филдинга оказываются люди, свободно и бескорыстно, иногда даже безрассудно следующие своим великодушным побуждениям. Таковы Джозеф Эндрус и его невеста, работница с фермы Фанни Гудвил. Таков их друг, наставник и защитник, старый чудак пастор Абрагам Адамс - один из самых замечательных образов, созданных английским романом XVIII в.

    Вы прочитали материал на тему: История всемирной литературы. 18 век. Елистратова А. А. Просветительский роман – Раздел 3. Автор Конспект


    августа 10, 2015 Опубликовано: Сценарии




    Предыдущее из этой категории:

    Следующее из этой рубрики:



!
Аттестация, обобщение опыта учителя. Здесь вы найдёте конспекты уроков, разработки мероприятий, нормативные документы.
© 2012-2020. Сайт создан для учителей, обсуждаются вопросы педагогики, преподавания, работы в школе.