Алташина В. А. Аббат Превописатель, журналист, географ и историк — Раздел 1

Алташина В. А. Аббат Прево: писатель, журналист, географ и историк "Источник: Литература Просвещения)—1763) — автор лишь одного шедевра, "Истории кавалера де Грие и Манон Леско" (1731), хотя перу его принадлежат десять многотомных авантюрно-психологических и два исторических романа. Для читателей XVIII в. он был прежде всего создателем "Жизни благородного "Человека, оставившего свет" (1728—1731) и "Истории Кливленда" (1731—1739), составителем "Всеобщей истории путешествий" (1746—1754), издателем двадцатитомного журнала "За и Против" (1733—1740). Личность этого обаятельного аббата-отступника, его жизнь, полная приключений и покрытая тайной, были предметом постоянного интереса современников и ученых. Как правило, и те и другие впадали в крайности: или очерняли его, обвиняя во всех смертных грехах, или создавали о нем "золотую легенду". Обстоятельства жизни Прево малоизвестны: документов по разным причинам сохранилось немного, свидетельства знавших его людей немногочисленны и противоречивы.

Исследователи проделали огромную работу, по крупицам собирая данные о жизни аббата Прево, устанавливая хронологию его творчества, атрибутируя его сочинения1. "Источник: Литература Просвещения)"Записки знатного человека, удалившегося от света". В 7-м томе появилась его знаменитая "История кавалера де Грие и Манон Леско", которая стоит в одном ряду с такими выдающимися педагогическими романами-трактатами, как "Приключения Телемака" (1699) Фенелона и "Эмиль, или О воспитании" (1762) Руссо2"Источник: Литература Просвещения)— воспитатель маркиза, которого он стремится не только приобщить к различным наукам, но и научить понимать сердца окружающих его людей и собственное сердце. Следуя веяниям своего времени, когда было модно размышлять о различных методах воспитания и обучения, Прево излагает свои взгляды на то, чему и как нужно учить. Он считает абсолютно необходимым знакомство с историей, географией, основами естественных наук, а также знание иностранных языков. Но гораздо более, чем формирование ума, Прево как истинного психолога и моралиста интересуют воспитание и становление сердца героя.

Писатель полагает, что сначала надо вылепить душу, привить любовь к добродетели, а затем уже развивать ум. Прево был уверен, что правильное воспитание совершенствует природные задатки и качества; только оно может помочь человеку управлять необъяснимыми склонностями своего сердца", и от того, какое воспитание получил человек, во многом зависит его дальнейшая судьба. Не случайно этой проблеме отводится столь значительное место не только в первом романе писателя, но и в таких крупных его произведениях, как "История Кливленда" и "Киллеринский настоятель" (1735—1740) Герой "Киллеринского настоятеля", как и герой "Записок знатного человека", — воспитатель; более того, он пастырь, пестующий не только своих близких, но и прихожан. Не зная света и правил поведения, принятых в обществе, киллеринский настоятель сначала слепо следует нормам религиозной морали, стремясь во что бы то ни стало согласовать поведение своих братьев и сестры с принципами Евангелия. Уважение к религии и необходимость придерживаться ее принципов аббат Прево считал важным фактором воспитания. Как деист, писатель был индифферентен к вопросам культа и догмы, считая, что религия должна отличаться веротерпимостью.

Прево стремился соединить веру в Бога с признанием прав человеческой природы, а уважение к правилам Евангелия — с утверждением права человека на удовольствие и счастье. "Источник: Литература Просвещения) морали и психологии он был детерминистом, полагая, что поведение человека зависит как от строения его тела, так и от воздействия общественных условий. "Источник: Литература Просвещения)— источник всех пороков и добродетелей, и именно его следует изучать в первую очередь — такую задачу ставил перед собой писатель, считая главной целью "поучать развлекая". Назидательное значение своих романов Прево постоянно подчеркивал в предисловиях, полагая, что правдивое изображение жизни поможет читателю познать себя самого и избежать многих опасностей, которые таят в себе страсти.

Именно любовь — причину самых сильных эмоциональных потрясений — можно с полным правом назвать главным героем всех романов аббата Прево. Борьба страсти и долга, разума и чувства, добродетели и любви — излюбленная тема в художественной литературе XVIII в.

Прево полагает, что любовь — естественное чувство человека, она непорочна в своей основе, необходимо только согласовать ее с принципами морали и религии. Многие герои романов Прево стоят перед выбором между порочной и добродетельной любовью: первая обрекает их на непрестанные терзания, неизбежно приводит к трагедии, вторая дарит им тихое счастье, душевное спокойствие и гармонию. Герои "Мемуаров г-на де Монкаля" (1741) и "Истории юности Командора" (1741), брат киллеринского настоятеля сумели отказаться от заблуждений и, сделав правильный выбор, обрели в конце концов счастье и покой. "Источник: Литература Просвещения)"чувствительного направления" (Мариво, г-жа де Тансен, г-жа де Граффиньи) полагали: чтобы стать добродетельным, достаточно уметь переживать и слушаться голоса своего сердца. Хотя чувствительность и располагает к добродетельности, но последняя, по мнению Прево, всегда плод страданий и усилий человека над самим собой "Источник: Литература Просвещения)"чувствительного человека", появившийся в романе того времени, для которого характерна не только способность к тончайшим переживаниям, но и стремление анализировать свои чувства. Концепция "чувствительного героя" имеет основательную историческую традицию: целая плеяда мыслителей и моралистов прославляла страсти, настаивала на их изначальной доброй природе, призывала разумно управлять ими. Философия чувствительности формировалась на основе многих других: она вобрала в себя и картезианство, утверждавшее, что страсти полезны, и философию Эпикура в интерпретации Гассенди, и идеи Мальбранша, говорившего г сладости страданий и постоянном беспокойстве души, и эмпирический сенсуализм Локка, и взгляды Кондильяка.

Существует мнение об особом влиянии Мальбранша на формирование образа чувствительного героя Прево3"Источник: Литература Просвещения) ей разумом, ибо все они конечны, а душа всегда стремится искать то, "чего не может найти, но что всегда надеется найти"4"Источник: Литература Просвещения) ревности, невозможностью найти верное решение. Такое беспокойство, "испытываемое человеком при отсутствии вещи, владение которой вызывает идею наслаждения", Локк называет желанием. Желание и беспокойство в данном случае равны, так как "мы желаем какого-либо блага, поскольку страдаем из-за него"5"Источник: Литература Просвещения) и чувством, к которому так стремились.

Таким образом, если Прево и почерпнул в философии Мальбранша мысль о "непрестанном беспокойстве души", то причину этого беспокойства он понимал иначе: она обусловлена самой природой человека. Мальбранш считал невозможным избавиться от беспокойства, а, по мнению Прево, как и по мнению Локка, это избавление возможно, и большинство его чувствительных героев достигают спокойствия и гармонии. Человек предназначен самой природой к счастливой жизни, однако, как правило, герои Прево глубоко несчастны, и виной тому является общество, в котором они должны жить. Конфликт между человеком и обществом неизбежен, о чем свидетельствуют многие романы о нравах первой половины XVIII в. Благородный и чувствительный герои романов аббата Прево вступает в столкновение с лицемерием, завистью, несправедливостью и эгоизмом, царящими в обществе.

Просветители считали, что необходимо изменить общественные законы и политическое устройство согласно требованиям человеческой природы — только так можно достичь всеобщего счастья и процветания. Поэтому они с такой настойчивостью пытались создать образец идеального государственного устройства, обращаясь к жанру утопического романа6. Знаменитые утопии "Кливленда", в которых Прево стремился воплотить законы идеального общественного строя, навеяны картиной государственного устройства Англии, страны, которую писатель хорошо знал и любил, являясь одним из первых пропагандистов английской культуры на континенте.

Прево, как впоследствии и Вольтер, не идеализирует "дикое состояние", он не верит во врожденную доброту вне принципов религии и морали и полагает, что цивилизация помогает человеку бороться с дурными инстинктами, учит его необходимости соблюдения нравственных норм, без которых не может быть истинной добродетели. Разумеется, не все романы писателя равноценны. Есть среди них более значительные, представляющие несомненный интерес с точки зрения их художественных достоинств и философской проблематики, такие, как "Записки знатного человека", "Киллеринский настоятель", "Мемуары г-на де Монкаля". В этом ряду стоит и "История Кливленда" — самый интересный в философском и художественном плане роман Прево, наиболее полно отразивший его взгляды, его понимание важнейших проблем времени. Другие его произведения более загадочны и таинственны; они повествуют о невозможности человека понять душу других людей, объективно оценить окружающий его мир. Это "История одной гречанки" (1740) и "Мемуары порядочного человека" (1745).


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: