А. П. Огурцов Философия науки эпохи Просвещения Глава 9. Образ науки в самосознании ученых — Раздел 4

Натурфилософская по своей сути идея, лежащая в основе "естественной исто - рии", стала основанием как новой исследовательской программы в биологии, связанной с изучением биологических видов в конкретно - исторической естественной среде, так и обобщенного взгляда на человеческую историю вообще и историю естествознания в частности.

Короче, это была попытка преодолеть разрыв между историей природы и историей естествознания, выявить их внутреннее единство, укоренить историю знания в "естественной истории". Конечно, во многом эти попытки были наивны и бездоказательны, нередко они со - провождались противоположным ходом мысли, а именно подчеркиванием того, что порядок открытий не имеет ничего общего с "историей открытий", однако нельзя не видеть того, что уже в конце XVШ в. в европейских странах утверждается натурфилософская концепция, позволяющая осмыслить единство природы и единство знания и противопоставляющая себя дисцип - линарной фрагментаризации. Причем следует отметить, что такого рода натурфилософский подход был характерен не только для биологии, он был перенесен и в физические науки. Так, Ж. А. де Люк (1727-1827), профессор физики в Геттингене писал: "Тот, кто знает физику и ее историю, увидит, что она достигает своего прогресса шаг за шагом, и что это не может быть иначе, потому что она не довольствуется объяснением явлений и все физические открытия по своей природе так взаимосвязаны, что всегда предшествующие открытия ведут к последующим"53. Этот "естественноисторический" подход в истории естествознания неизбежно приводит к тому, что развитие наук следовало рассматривать в определенной географической, климатической и демографической среде, что на развитие знания оказывает громадное воздействие культурно-историческая и политическая среда.

Именно поэтому все просветители, особенно конца XVШ в., подчеркивают важную роль государственной организации и режима правления для расцвета или краха искусств и наук.

Так, Г. Форстер (1754-1794), один из ярких немецких просветителей, убежденный сторонник якобинской диктатуры и защитник идей французской революции в Германии, последователь Бюффона, подчеркивал, что силы народа, "хотя и не совсем независимые от организации, климата и других локальных обстоятельств, все же в самом существенном подвергаются воздействию государственного строя; их можно либо побудить к деятельности, либо связать и обречь на бездействие... наиболее достойным высочайшего уважения явится та страна, тот народ, тот строй, где меньше всего господствуют предрассудки, где наиболее силен дух общественности, где самый деятельный ум, самое цветущее благосостояние распространилось равномерно, вместо того чтобы приносить счастье лишь привилегированному классу людей за счет масс"54. Он обращает внимание на то, что развитие научных знаний зависит от состояния мировых торговых отношений:"Бесспорно, что постоянный обмен различных естественных и искусственных продуктов одни на другие особенно важен тем, что с ним тесно связано и умственное развитие.

Торговля остается главным двигателем современного состояния нашей научной и политической жизни..."55) иной стране.

. Л., 1967

2 Reimma); Varge), опубликованные в "Die kФ); Gmeli). St. Louis (Mass.) 1958. 11 Gla)eacute;matiques et de physique, ou l'o)agrave; la re)eacute;flexio)egrave;s de l'astro)"Происхождению видов" назвал Бюффона первым из писателей нового времени, обсуждавшим проблему эволюции органического мира в истинно научном духе. 45 Buffo


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: